Nedocs.ru

Онлайн платформа для образования
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ваши ожидания от обучения

Ваши ожидания от обучения

Каждый родитель понимает, что ребенок проведет в школе большую часть своего детства. Именно того времени, когда организм гибок и способен максимально впитывать информацию, модели поведения и образы действий.

Родители, успешно существовавшие в советской академической модели обучения, ждут от современной школы именно этого и убеждены, что ребенку необходимы глубокие знания. Родители, которые сами учились в школе избирательно, считают, что академизм – это условность, а вот настоящий вызов далеко за рамками школьной программы.

Разный опыт, разные приоритеты, разное мировоззрение. Соответственно, и ожидания разные.

Одни – навеяны прошлым, я бы назвала их «ожидания по умолчанию». Они происходят из воспоминаний о своей школьной жизни. Другие же, напротив, навеяны размышлениями о будущем, о том, как изменится мир и что потребуется ребенку, чтобы успешно жить в нем. Назовем их «ожидания на перспективу».

«Ожидания по умолчанию» – это классика лучших традиций советской школы. Словом, основы, на которых строится весь процесс образования.

Предполагается, что школа должна научить ребенка:

  • самостоятельно выполнять задания,
  • представлять свои результаты,
  • доводить дело до конца,
  • самостоятельно организовывать свое рабочее место,
  • планировать, организовывать свое время,
  • честно расставлять приоритеты и понимать слово «надо»,
  • бережно относиться к собственному труду, к предметам и инструментам,
  • уметь соблюдать порядок,
  • аккуратно вести записи,
  • ориентироваться в требованиях программы.

Помимо этого есть опасное ожидание, что в школе должны научить ребенка соответствовать «норме».

Это минимум, на который, не задумываясь, рассчитывает родитель. И это страшно!

Потому что на самом деле «нормы» взяты с потолка. Но инерция мышления заставляет родителя мыслить категориями прошлого. И страх, что ребенок будет хуже, чем другие, или хуже, чем «все школьники страны этого возраста», играет против ребенка.

С ожиданиями в области воспитания сложнее. Быть институтом воспитания «как раньше» школа уже не может.

Школа была тем местом, где ребенок получал представления обо всем, в том числе и о добром, чистом, светлом. О том, что такое хорошо, а что такое плохо. Учился быть воспитанным, вежливым, почтительным, уважать старших, ценить жизнь, семью, друзей, помогать родителям, любить родину. А помогали в школе этому два государственных инструмента: цензура и идеология.

Сейчас ребенок получает представления из открытых информационных источников. И в борьбе за внимание ребенка, которая ведется между школой и информационной средой, побеждает последняя.

На мой взгляд, попытки нести доброе, чистое, светлое через школу стали малоэффективными, потому что в них нет «спецэффектов».

Родители понимают, что мир изменился. Изменились государство, законодательство, объемы информации, и в этих изменениях ориентиры доброго, чистого, светлого потерялись. Закладывать ценности и воспитывать школа может только после того, как решит задачу обучения. Учебные программы усложнились, времени на «разговоры о жизни» просто нет, да и навязывать какую-либо точку зрения о том, что такое хорошо, а что такое плохо – теперь некорректно.

Отсюда парадокс: ожидания у родителей есть, а времени на воспитание у школы почти не осталось. Но прыткие педагогические умы и горящие сердца учителей всегда находят выход! Каждый выбирает какие-то свои пути воспитания. Парадокс рождает возникновение разных учебных программ и направлений.

Например, эмоциональный интеллект – умение чувствовать себя, чувствовать других людей, чувствовать контекст и действовать в контексте уместно, корректно и экологично.

Ценностно-смысловое самоуправление – умение создавать свою систему ценностей и смыслов и конструировать свою персональную траекторию развития на основе этой системы.

Эти и другие направления позволяют решить вопросы воспитания и все чаще проникают в образовательное пространство.

Ожидания «на перспективу» тесно связаны с предположениями, что объемы информации и количество интерпретаций будут только расти, что инновации изменят архитектуру общества и привычный образ жизни. Поэтому родители хотят, чтобы школа научила жить в непредсказуемом мире:

– критически оценивать информацию, проверять ее достоверность, проверять источники информации, сопоставлять и анализировать,

– самостоятельно осваивать новое, владеть техниками эффективного обучения, уметь учиться и переучиваться,

– сотрудничать, работать в команде, эффективно общаться,

– созидать, создавать новое, преобразовывать имеющееся.

Все родители хотят, чтобы ребенок был здоров, счастлив; был в гармонии с самим собой и с окружающими людьми и занимался любимым делом.

Но, к сожалению, родительские ожидания и школьная реальность чаще всего не совпадают. Это и становится причиной конфликта между семьей и школой.

Self Engineering

Путь саморазвития ИТ инженера

Чего вы ожидаете от обучения?

В начале тренинга, я думаю любого, не только ИТ-шного, слушателям задаётся вопрос: «каков ваш текущий опыт в данной области и чего вы ожидаете от курса?».

Основных варианта ответов три:

  1. Я знаком с этой темой, хочу упорядочить и систематизировать знания. Что означает, как правило, — я считаю себя неимоверно крутым и пришёл утвердиться в этом, за счёт того, что всё что тут будут рассказывать мне будет знакомо. Далее человек весь курс ищет подтверждения этому факту, а значит любую новую информацию пропускает мимо ушей или даже оспаривает. Или начинает удалённо работать — читает почту, лезет что-то делать со своего ноутбука, всем своим видом демонстрируя важность и ответственность своей работы и её очевидное превосходство над материалом курса.
    Сам когда-то был таким. Но стоит ли покупать самоутверждение за стоимость курса? Лучше уж выбрать другой способ.
    Справедливости ради, некоторые и впрямь упорядочивают и систематизируют знания.
  2. Готовимся к проекту / собираюсь использовать технологию, хочу познакомиться с решением поближе. Обычно это самые заинтересованные слушатели и с ними интереснее всего работать. Таким я тоже был. Но обычно разочаровывался, когда понимал, что всё, чем преподаватель может мне помочь — это методичкой или учебником. В России не самый высокий уровень ИТ-образования.
  3. Мне надоело заниматься мелкими задачами. Ожидаю карьерного роста. Самая непредсказуемая категория. Лично мне такая формулировка в голову не приходила, но понять, в принципе, можно. Каждый админ мечтает перестать быть эникейщиком. И вообще хорошо, когда человек стремится к большему. Вот только, казалось бы, хочешь большего — изучай новое. Ан нет. Не все люди этой категории настроены на активное обучение.

Одна из ключевых особенностей сферы ИТ, как и у врачей — потребность в непрерывном обучении. Если человек не изучает новые технологии и продукты, а просто работает с тем, что сложилось на работе, он даже не на месте стоит, он деградирует. Потому что ИТ-мир — один из самых динамичных. Технологии основательно обновляются примерно каждые три года. То есть раз в три года приходится заново изучать даже те вещи, с которыми всё это время плотно работал. А за время моей карьеры дважды можно сказать радикально менялся подход к организации серверной инфраструктуры. Сейчас третий — программно определяемый ЦОД и «облака».

К слову об «облаках» — текущие тенденции развития ИТ-отрасли приводят к тому, что специалистов среднего звена — сисадминов небольших организаций в 3-5 серверов — просто не станет. Инфраструктура этих организаций уйдёт в виртуальную среду сервис-провайдеров и встанет к ним же на аутсорс. Востребованы будут или квалифицированные специалисты в «облакодержателях» и корпорациях или эникейщики, меняющие мышки и картриджи в принтерах. А значит, надо или очень активно прокачиваться или уже забить и смириться с ролью великовозрастного «инженера» первой линии.

Так вот в этом свете не укладывается в голове, что люди, декларирующие потребность в карьерном росте, намерены изучать только те вопросы и технологии, с которыми уже работают.Нацеленность на карьерный рост, не важно вертикальный или горизонтальный, предполагает хотя бы базовое понимание предметной области за пределами своей зоны ответственности. Работаешь в техподдержке, а хочешь с серверами — изучай серверные платформы, технологии: глубокий уровень AD (сайты, доверительные отношения, политики), PKI, сетевые технологии, IPv6, DNS, DHCP и т.п., причём не на уровне «что умеет», а на уровне «как работает». Потому что если ты знаешь, как система работает, ты можешь ей управлять и проектировать решения на её основе. А если ты знаешь, что при нажатии определённых кнопок получается определённый результат, а в случае чего всегда можно нагуглить, то однажды получишь ситуацию, что кнопки нажимаются, а результат не тот, что надо. А предложенное гуглом решение окончательно обрушило сервис, потому что там предлагалось нажать новые кнопки и более того — прописать какие-то символы в непонятных участках реестра. И нажал и прописал. Не обратив внимания, что версия продукта не та уже.

Даже если метишь в начальники, то тоже стоит готовиться раньше — изучать управление проектами, SMART, делегирование и планирование. Вообще эти навыки не только начальникам полезны, потому что процесс управления — тоже система, и если знаешь как она работает.. ну вы поняли.

Для карьерного роста надо учиться. Просто для того чтобы оставаться актуальным специалистом в ИТ надо учиться. А чтобы расти в сфере ИТ надо учиться вдвойне.

Нет, я не вдарился в пропаганду ИТ-курсов авторизованных учебных центров. Учиться сейчас можно очень большим количеством разных способов — книги, обучающее видео, он-лайн курсы разной степени бесплатности (Microsoft Virtual Academy и целый ряд MOOC-платформ типа Coursera и Udacity). Конечно, курсы в учебном классе с живым инструктором, в плане КПД, — наиболее продуктивный вариант, поскольку информация поступает сразу по нескольким каналам, +дискуссия позволяет закрепить изученное. При условии, конечно, что инструктор имеет представление о предмете, который преподаёт. Что, к сожалению, в российских реалиях явление нечастое, по крайней мере в ИТ. Но даже на курсах стоит имет ввиду, что обучение — не внешний, а внутренний процесс. Другими словами, почти невозможно научить человека чему-то извне. Разве что привить какие-то рефлексы. Что-то изучить человек может только сам. Нельзя вставить в голову кабель и влить извне или из чужой головы набор знаний и навыков [по управлению вертолётом], как в фильме «Матрица», как бы нам ни хотелось.

Учитель, даже хороший учитель, может лишь создать подходящую атмосферу. Да, картинки, текст, голос, складывающиеся в знаки, которые в свою очередь складываются в информацию — лишь фон, бессмысленный без внутренней потребности сидящего в аудитории организма чему-то научиться. В этом свете непонятно, чего ожидают люди, приходя на курс и погружаясь в дебри соц. сетей или рабочих процессов. То есть в среду либо развлекательную, либо привычную. Причина такого поведения как раз таки понятна. Их две:

Читать еще:  Врач физической и реабилитационной медицины обучение

    Мне это не нужно, я это уже знаю. На эту тему вспоминается диалог с инженером поддержки учебного центра:

— А вы только базовые курсы ведёте?
— Пока да.
— Жаль.
— Почему?
— Ничего нового. Я их уже прошёл и даже сдал экзамен.

Восхитительно тут для меня то, что я, имея сданными целую пачку экзаменов по разным версиям серверов, включая последние, работая в этой области 12+ лет, исписал почти 3 блокнота конспектов (формата А5), готовясь к треку. То есть нашёл для себя что-то новое, или по крайней мере, достойное обратить внимание и обсудить. А уж если бы партнёром по обсуждению выступил кто-то со стажем более 15 лет и опытом в смежных темах…

  • Мне это не нужно, у нас это не будет использоваться. Тоже ошеломляющий по простоте ответ. Хочется спросить сразу, а вы, заявляя целью карьерный рост, предполагаете всю жизнь работать именно в этом месте и в этой должности, вот где эта технология (AD CS, Trust Relationship, RODC, etc.) не будет использоваться? А ещё — а почему не будет? Потому что точно знаете, что не подходит или потому что никто не знает как её использовать?
  • На самом деле, оба эти варианта ответов идут из состояния, которое называют неосознанной некомпетентностью. Подробнее о состояниях компетентности (их четыре) можно почитать, например, тут. Или тут.

    Индивид не знает предмет и считает, что ему не надо. Или считает, что знает — тогда это второй виток цикла развития компетентности, но опять же — первый квадрант.

    Но и первый и последний (если нет смены деятельности) квадранты — это стагнация. Остановка развития.

    Зачем идти на курс, если вы нацелены стоять на месте?

    Темы и задачи проекта

    Исследование будет включать в себя следующие темы:

    1. Адаптация первокурсников к студенческой жизни

    Приходя в университет, вчерашний школьник сталкивается со многими вещами, которые являются для него новыми и незнакомыми: новый коллектив, другая организация занятий, непривычные электронные образовательные системы, а также более высокие требования преподавателей. Для того, чтобы привыкнуть ко всему этому, первокурсникам требуется время. При этом одни учащиеся встраиваются в новые условия довольно быстро, а другим требуется большой промежуток времени, чтобы адаптироваться. В связи с этим в исследовании будет изучаться то, насколько быстро студенты привыкают к университетским условиям, и что влияет на скорость их адаптации, а также на ее успешность.

    2. Ожидания студентов от обучения в университете

    Студенчество — важный период для многих людей. И на пороге перехода бывших школьников в университетскую жизнь, пожалуй, у каждого первокурсника есть представления о том, каким он будет студентом, чем он будет заниматься в университете, а также какие возможности предоставит ему университет и новый статус. Эти представления являются одной из исходных точек для будущего обучения студента. Поэтому в проекте мы попытаемся ответить на вопросы: что ожидают студенты от своего обучения, и как эти ожидания соотносятся с их реальной деятельностью в университете?

    3. Отношения с одногруппниками / однокурсниками

    За период обучения многие студенты находят друзей среди своих одногруппников и однокурсников, устанавливают значимые связи, которые играют большую роль на протяжении их дальнейшей жизни. Общение в университете является важным компонентом обучения и существенно влияет на оценки, знания и навыки студентов. Поэтому важно понять, как близко и с кем студенты общаются, объединяются ли они в группы по интересам, выполняют ли они домашние задания вместе, а также какая атмосфера царит в их студенческой группе.

    4. Отношения с преподавателями

    Немаловажным компонентом обучения студента является его общение с преподавателями. Преподаватель не только является посредником между учащимся и знаниями, он также мотивирует его учиться, стимулирует интерес к определенным научным сферам, помогает приобрести необходимые навыки, а также постичь выбранную специальность. Поэтому частота общения студента с преподавателем является важным предметом изучения в ТОСУР.

    5. Удовлетворенность качеством университетских сервисов

    Получение справок и стипендий, общение с работниками учебных частей, проживание в общежитии, организация поездок на стажировки и научные конференции и многое другое — все это важные элементы опыта, приобретаемого учащимся в университете. И для того, чтобы в будущем сделать этот опыт наиболее позитивным, нам необходимо знать, как вы оцениваете данные сервисы уже сейчас.

    6. Списывание и плагиат

    Списывание на экзаменах и использование плагиата в студенческих работах — распространенные феномены в российских вузах. Поэтому мы хотим узнать, насколько эти явления распространены на вашем факультете, и, самое главное, как вы к этому относитесь?

    7. Вовлеченность студентов в исследования и разработки

    Обучение в университете — это не только возможность узнать информацию, добытую известными учеными, но и шанс открыть что-то новое. Поэтому в нашем исследовании будет изучаться то, насколько учащиеся ведущих университетов ориентированы на науку, занимаются ли они научно-исследовательской деятельностью, и каковы причины их участия в научных исследованиях?

    8. Внеучебная жизнь студентов

    Студенчество — это не только пора длинных лекций, больших домашних заданий и сложных экзаменов, но и время веселых вечеринок, интересных мероприятий и увлекательных соревнований. Нам интересно узнать, как, где и с кем студенты проводят свое время.

    9. Карьерные и образовательные планы студентов

    Где вы будете работать после окончания университета? Остановитесь ли Вы на степени бакалавра или будете покорять другие образовательные вершины? Когда Вы хотите начать работать? — эти и другие вопросы также важны для руководителей ваших вузов и будут изучаться в рамках нашего исследования.

    К выбору работы нужно подходить разумно

    К выбору работы нужно подходить разумно

    Опыт выпускника ФинУ при Правительстве РФ Александра Диянова

    О сложностях обучения в вузе, о том, как получить начинающему налоговому специалисту работу — об этом и многом другом рассказал Александр Диянов, выпускник Финансового университета при Правительстве РФ по специальности «Налоги и налогообложение».

    КонсультантПлюс: Не так давно вы были студентом Финансового университета при Правительстве РФ. Какие остались воспоминания и впечатления от учебы? Оправдались ли ваши ожидания от обучения в вузе?

    Александр Диянов: От учебы в университете у меня остались только положительные эмоции, как бы не было трудно, но это того стоило. Период перехода из школы в университет, то есть шаг в некую взрослую жизнь, — это достаточно интересно и сложно. У тебя появляются новые интересы, новые друзья, ты получаешь большой объем информации и знаний. Далее, когда у тебя начинаются профильные предметы в университете, ты увлекаешься выбранной профессией и стараешься больше узнать и максимально вникнуть.

    КонсультантПлюс: Расскажите, пожалуйста, как вы поступали в вуз? Что было самым трудным в этот период? Почему выбор пал именно на этот вуз?

    Александр Диянов: Я учился в школе № 34 в г. Москве (ГБОУ СОШ №34). В тот период она была подшефной школой Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации (бывшее название). Я рассматривал варианты поступления и в МГУ, и в НИУ ВШЭ, но сделал выбор в пользу этого вуза, так как в школе некоторые предметы вели преподаватели из вуза и было довольно интересно.

    Мне повезло, на тот момент формат поступления в вуз в виде сдачи ЕГЭ находился в тестовом режиме и не был обязательным. Далее было 2 варианта поступления в вуз: участие в олимпиаде или же сдача 4 экзаменов (математика, русский язык, английский язык и география). Олимпиада проходила то ли в марте, то ли в апреле, и, казалось бы, хорошо подготовься — и все лето у тебя будет свободным. Но нет, олимпиаду я успешно провалил, и это мне дало стимул заниматься и готовиться с еще большей отдачей.

    Самым сложным, я думаю, было совмещать подготовку к экзаменам в школе, с занятиями у репетиторов по предметам, по которым необходимо было сдавать вступительные экзамены, и со спортивными тренировками.

    КонсультантПлюс: Вы закончили экономический факультет — «Налоги и налогообложение». Что особенно запомнилось об учебе на факультете. Какие занятия или преподаватели оказали на вас влияние. Возвращаясь назад, что бы вы хотели знать заранее об учебе на вашем факультете?

    Александр Диянов: Из преподавательского состава кафедры «Налоги и налогообложение» я бы выделил: Новоселова Константина Викторовича, Гончаренко Любовь Ивановну, Мурзина Владимира Евгеньевича, Смирнову Елену Евгеньевну. Я не могу также не отметить руководителя и преподавателей военной кафедры Кутузова А.К., Дорофеева Р.А., Суховеркова Ю.Н., Гнидкина И.С.

    Я не буду возвращаться назад, что то менять и думать о том, что я хотел бы узнать тогда. Как все должно было быть, так оно и происходит.

    КонсультантПлюс: Участвовали ли вы в общественной студенческой жизни на факультете? В чем заключалась ваша деятельность?

    Александр Диянов: Я не могу сказать, что я активно участвовал в общественной жизни факультета, но я всегда любил спортивные мероприятия и соревнования, а также принимал участие в творческой деятельности, например, помогал своим одногруппникам, которые участвовали в конкурсах «Мистер и мисс академия». Я бы посоветовал студентам активно участвовать в проводимых вузом мероприятиях, так вы приобретаете многое: знакомитесь с новыми людьми, учитесь работать в команде и др.

    Но со временем, когда я уже поработал и получил определенный опыт в сфере налогов, мне стало интересно принимать участие в мероприятиях, проводимых вузом, например, удалось поучаствовать в роли эксперта в деловой интеллектуальной игре «Налоговый инспектор», проведенной мои факультетом в рамках Фестиваля науки. Отдельное спасибо факультету за приглашение.

    КонсультантПлюс: Можете ли привести пример какого-то события в вузе, которое изменило вас и ваше мировоззрение?

    Читать еще:  Сметчик обучение с трудоустройством москва

    Александр Диянов: Я думаю таким мероприятием можно считать подготовку дипломной работы, подготовку и сдачу госэкзаменов.

    КонсультантПлюс: Какими достижениями в вузе вы гордитесь?

    Александр Диянов: Достижением в вузе я считаю сделанный правильный выбор своего будущего и своей профессии.

    КонсультантПлюс: Как быстро после окончания вуза удалось устроиться на работу? Сколько вам пришлось пройти собеседований, прежде чем получить нынешнее место работы? Можете вспомнить какое-то неординарное собеседование или вопрос, который поставил вас в тупик?

    Александр Диянов: Когда я учился на 4 курсе, к нам на факультет пришли сотрудники межрайонной инспекции ФНС России № 48 по г. Москве с презентацией того, как интересно и престижно работать в структуре налоговых органов. Они оставили свои контакты и сказали, мы ждем вас всех. По окончании 4 курса я позвонил в отдел кадров и хотел устроиться туда на работу, однако мне сказали: «Вы сначала вуз закончите, а потом приходите». На 5 курсе нас перевели учиться в вечернее время. В течение первого месяца я понял, что если весь день находиться дома, это скучно, поэтому стал искать работу. Поиски были недолгими, и уже в октябре я вышел на работу в инспекцию ФНС России № 4 по г. Москве. Собеседований было два: с начальником отдела кадров и начальником отдела, в который я устраивался. Естественно, я переживал и даже пробовал готовиться к собеседованиям. После мне довелось работать еще в нескольких инспекциях: инспекция ФНС России № 33 по г. Москве, межрайонная инспекция ФНС России № 45 по г. Москве.

    КонсультантПлюс: Где вы сейчас работаете? Расскажите подробнее, как нашли эту вакансию, как быстро вас пригласили на собеседование и затем на работу?

    Александр Диянов: Не так давно я проходил обучение по программе «Налоговое консультирование» в АНО ДПО Центр образования ЭЛКОД. После обучения я стал аттестованным налоговым консультантом «Палаты налоговых консультантов». Мне стало интересно попробовать применить полученные практические знания в бизнес-среде. Благодаря опыту работы в налоговых органах, а именно проведению выездных налоговых проверок, с поиском вакансий сложностей у меня не возникло. В настоящее время я работаю в компании PwC. На интервью меня пригласили почти сразу, после того как я разместил свое резюме на интернет-площадке поиска и подбора работы. Первое и последующие интервью были достаточно интересными и кардинально отличались от тех, к которым я привык. Я считаю, что достойно прошел все интервью, поэтому мне и предложили эту работу.

    КонсультантПлюс: Как вы считаете, насколько важную роль играет диплом вашего вуза при устройстве на работу? Обращают ли внимание работодатели на образование конкретного вуза?

    Александр Диянов: Я считаю, большое значение имеет именно качество полученных знаний и способность правильно их применить в будущем.

    КонсультантПлюс: Чувствуете ли вы конкурентное преимущество на рынке труда по сравнению со специалистами, закончившими другие вузы?

    Александр Диянов: Конкуренция должна быть всегда. Она стимулирует тебя расти профессионально, совершенствовать свои навыки постоянно.

    КонсультантПлюс: Как вы считаете, какие знания и навыки, полученные в вузе, оказались для вас самыми полезными в работе? Пользуетесь ли вы в работе СПС КонсультантПлюс?

    Александр Диянов: Из навыков стоит отметить максимальную концентрацию на выполнение конкретной задачи, даже в сжатые сроки. Программой СПС КонсультантПлюс пользуюсь регулярно. Это необходимый профессиональный инструмент, без которого работать практически невозможно: очень много разъяснений и комментариев специалистов, разборов практических ситуаций, обзоров судебных решений и др. В этом ресурсе собрана вся актуальная законодательная и нормативная база

    КонсультантПлюс: Довольны ли вы выбором работы? Каких достижений уже достигли? Расскажите о вашем самом успешном рабочем проекте?

    Александр Диянов: Выбором своей работы я доволен, потому что я его сделал сам, основываясь на своих убеждениях и интересах. Но всегда хочется большего: больше практических знаний, большего карьерного роста, большей зарплаты. И я считаю, это нормально. Главное, ставить перед собой цели и добиваться их. Я бы не стал выделять конкретно какой-либо проект, я бы выделил период своей работы в налоговых органах в целом. Тот объем навыков и знаний, которые я получил, бесценен.

    КонсультантПлюс: Какие трудности у вас возникали в работе на начальном этапе? Как вы думаете, каких навыков вам не хватало? Совершали ли вы в начале своего рабочего пути ошибки и как их разрешили?

    Александр Диянов: Трудности, конечно, были. Одно дело, ты получаешь знания в университете, другое — стараешься применить их на практике. На этапе первого трудоустройства на работу не хватало профессиональных практических навыков, но с учетом времени и усердной работы я их приобретал все больше и больше.

    Ошибки совершают все и от них никто не застрахован. Главное, правильно оценить ситуацию и причины, по которым была совершена ошибка, сделать правильные выводы и постараться избежать повторения аналогичной ошибки в будущем. Как для меня, ошибки не совершает тот, кто ничего не делает. Ошибки и работа над ошибками делают тебя сильнее.

    КонсультантПлюс: Как вы думаете, чем вы будете заниматься через 5-10 лет? Останетесь ли на прежнем месте работы? Планируете ли вы свое будущее?

    Александр Диянов: Конечно, планы на будущее есть. Я выбрал для себя профессию налогового консультанта и планирую расти и развиваться далее в ней, становиться профессионалом своего дела.

    КонсультантПлюс: Что вы пожелаете студентам, которые в этом году завершают обучение в вузе? Какой дадите им совет по трудоустройству?

    Александр Диянов: Я бы посоветовал студентам и выпускникам не спешить с трудоустройством на работу. Определиться с направлением или сферой, в которой хотелось бы работать, стоит уже в вузе и, исходя из этого, стараться получать максимально полезную для себя информацию, в том числе посещая различные мероприятия в вузе, например лекции, семинары и мастер-классы приглашенных лекторов, ярмарки вакансий и т.д.

    К выбору работы нужно подойти разумно и ответственно. Не стоит сразу после института бежать и устраиваться на первую подвернувшуюся работу. Я считаю, лучше потратить немного времени, разобраться в том, чего ты действительно хочешь, и уже после этого продолжать развиваться и становиться профессионалом в выбранной сфере. Работа должна приносить удовольствие.

    Правильно воспринимайте все то, что происходит вокруг вас, в том числе неудачи. Если что- то не получилось, например, вам не сделали предложения по работе, на которую вы рассчитывали, не опускайте руки. Анализируйте причины неудачи, делайте правильные выводы и действуйте. Все в ваших руках.

    Моя история — она простая, сам готовился к экзаменам, сам поступал в вуз, сам устраивался на работу. Это был мой выбор. И я понимаю, что тем, кем я стал сейчас, я обязан очень многим людям, и хотел бы в первую очередь сказать большое спасибо своей семье, которая в каждой ситуации поддерживает меня, и в радостях, и в неудачах. Это придает еще больше сил.

    Также хотел бы поблагодарить всех тех, кто встречался на моем жизненном и профессиональном пути, от каждого я брал частичку чего-то, будь то человеческие отношения или профессиональные навыки.

    Если моя история кому-то поможет, кто-то почерпнет для себя что-то новое и полезное, мне это будет приятно.

    Чего мы ждем от школы?

    Учителям и родителям нужно слушать друг друга, действовать заодно, сотрудничать — с этим согласны все участники нашей дискуссии. Мы ждем, что учителя будут чутки, внимательны и справедливы, а педагоги считают, что ребенка воспитывают прежде всего родители. Хотя и не только.

    Мы пригласили в редакцию Psychologies учителей и родителей, чтобы поговорить о роли каждой стороны в процессе воспитания и обучения детей. В дискуссии участвовали:

    Анна Попова, учитель подготовительного класса в Пироговской школе;
    Алексей Кузнецов, учитель истории гимназии № 1543;
    Ольга Дворнякова, PR-директор, мать Антона (10 лет) и Даниила (12 лет);
    Наталья Демченко, финансовый менеджер, мать Яны (10 лет) и Михаила (16 лет).

    Ожидания очень разные. Амбициозным важно, чтобы ребенок учился в престижной школе — и знания получил, и не стыдно было сказать, где он учится. Обычно такие родители хотят, чтобы у ребенка получилось то, что не получилось у них самих. Другие хотят во что бы то ни стало дать лучшее образование.

    Готов ли он идти в школу, может ли учиться по продвинутым программам — не так важно. Главное — образование. Любыми способами. И в смысле воспитания у них огромный запрос: «Мы вам его отдали, а вы его воспитывайте, вас же этому учили?» Есть немало тех, кому важно, чтобы в школе, особенно начальной, ребенку было хорошо и спокойно. Часто это те, кто сам чувствовал себя неуютно в школе, или те, кто видит, что у ребенка есть трудности: он застенчив или, наоборот, гиперактивен. Им не хочется, чтобы на этом акцентировали внимание.

    Наконец, некоторые родители не могут или не хотят выбирать школу в силу самых разных причин и отправляют ребенка в ближайшую. Их принцип: как будет, так и будет.

    Скажу еще об одном типе родителей, которого раньше не было. Старая советская школа четко указывала мамам-папам их место: сдавать деньги, помогать водить маленьких в цирк и приходить, когда вызывают, чтобы получить выговор. Что, конечно, было неправильно.

    Видя, что ребенку некомфортно, родители могут начать воевать, а могут забрать его и отдать туда, где ему будет хорошо

    Но сегодня все больше родителей, которые строят отношения со школой по модели потребления: «Я — потребитель, школа — поставщик образовательных услуг. Вот перечень услуг, которые вы мне предоставляете, и мне будет удобно, если вы будете отчитываться по электронной почте. Если же услуги будут не должного качества, я оставляю за собой право обратиться куда следует».

    Что выгодно отличает нынешнюю ситуацию от советской, так это возможность выбрать школу, по крайней мере в больших городах. Видя, что ребенку некомфортно, родители могут начать воевать, а могут забрать его и отдать туда, где ему будет хорошо.

    Читать еще:  Отдых и обучение

    Я предпочитаю, чтобы правила были известны заранее. На первом родительском собрании, которое мы проводим его за полгода до начала занятий, я предупреждаю родителей, что есть вещи, которые я делать не разрешаю. Например, я не разрешаю драться. Если мне возразят, что мальчик должен уметь за себя постоять, я сразу говорю, что в этом месте у нас будет нестыковка.

    Еще я не разрешаю обижать и дразнить друг друга. Если такое случится, я начну делать замечания, и делать их строго. И ни на какие уступки родителям не пойду.

    Я согласен, правила помогают, но бывает, что в момент, когда их объявляют, все согласны, а потом, когда дело дойдет до конкретного синяка под конкретным глазом, родители станут интерпретировать ситуацию в пользу своего ребенка.

    А что вам помогает наладить конструктивный диалог?

    В прошлом году я впервые взял классное руководство над пятым классом и осенью встречался со всеми родителями, поговорил с ними один на один. В первую очередь я хотел, чтобы они рассказали мне о ребенке: каким они его видят. Благодаря этим встречам я многое понял, не столько о детях, сколько о родителях.

    Я никогда не слышал: «Вы параграф выучите с моим ребенком, а в воспитание не вмешивайтесь». С другой стороны, все хотят, чтобы мы воспитывали — но что именно?

    В прошлом году дети писали ЕГЭ по русскому. Мы просили их не приносить шпаргалок. Экзамен проходил в другой школе, и там были не только наши дети. В аудитории все пользовались чем хотели, разве что учителей не просили выйти в интернет. Назавтра пришла мама, возмущаясь: «Теперь из-за вашей честности они получат меньше баллов, чем те, кто списывал». Эта мама хочет, чтобы мы воспитывали ее ребенка? Хочет. Но к практическим последствиям не готова.

    В прошлом году наш старший сын перешел в пятый класс. Мы терпеливо ждали, пока пройдут первые сложные месяцы, он привыкнет и увлечется каким-нибудь новым предметом — чтобы ему самому было интересно, чтобы не было такой бесконечной череды будней: пришел в школу, отсидел, пришел домой, сделал уроки, на следующий день то же самое.

    Но вот чего я точно не ожидала — что все учителя на собраниях в один голос будут восклицать: «Ваши дети просто ужасно себя ведут, никак не могут адаптироваться к средней школе! Сделайте с ними что-нибудь!» Я пробовала поговорить с классным руководителем, но все происходит так быстро, ни на что нет времени у преподавателя: подумать, обсудить, что делать.

    На мой взгляд, родители свое изначальное отношение к школе непроизвольно передают ребенку. Мне всегда хотелось, чтобы дети воспринимали школу как большой и увлекательный мир, где есть все — друзья, педагоги, учеба, человеческие отношения. А от учителей я жду совсем немного: учитывать, хотя бы чуть-чуть, индивидуальность ребенка.

    Иногда учителю легче и выгоднее поставить незаслуженную четверку вместо заслуженной тройки

    По моим ощущениям, сейчас учителя стали черствее, и их равнодушие иногда обесценивает старания детей. Был случай, когда детям дали творческое задание, они старались, делали, родителей привлекли, но преподаватель его даже не проверил! Еще мне хочется, чтобы ребенку ставили то, что он заслужил: иногда учителю легче и выгоднее поставить незаслуженную четверку вместо заслуженной тройки. И не оставляли бы без внимания усилия заштатного троечника, для которого приличный результат — почти подвиг.

    Однажды сын получил двойку, мы выяснили, за что, он переделал задание, но двойка-то осталась. Я посоветовала ему подойти к учителю и спросить, как можно исправить оценку. И знаете, что она ответила? — «Никак».

    У нас в стране на 90 млн работающих граждан приходится 1,2 млн учителей — это самая массовая профессия. И в ней огромное количество тех, кому в школе по большому счету делать нечего. То, о чем вы говорите, — это принципиальный порок не школы, а нашего чиновничьего государства, которое толкает на то, чтобы проводить показательные мероприятия. Если сегодня учитель занимается индивидуальной работой с ребенком, понимая, что нигде баллов ему не прибавят, то это уникальный учитель, замечательный, он на своем месте.

    У меня была такая ситуация с дочкой. Она застенчивая девочка, не всегда встанет и скажет, даже если знает ответ. И сама никогда не пойдет ничего выяснять. Но тут я увидела, что учительница исправила в ее тетради правильно написанное слово на неправильное. Я не стала давать никаких характеристик учителю, но попробовала объяснить, как такое могло произойти.

    Если ребенок может отстоять свою позицию, грамотно, спокойно, то лучше это сделать. Но преподаватель не признала свою ошибку и оставила все как есть. Тогда мне пришлось сказать дочери, что она все сделала правильно, а учительница, видимо, была чем-то занята и не смогла разобраться.

    Да, к сожалению, очень немногие из нас способны признать, что допустили ошибку.

    Однажды, когда я увидела в журнале несколько двоек подряд, я не сдержалась и спросила, откуда они. На что учительница ответила, что мальчик односложно отвечает на вопросы, не умеет рассуждать и анализировать. Мне кажется, она могла бы остановиться на второй двойке и обсудить с нами эту историю: позвонить, написать в дневнике… Она ведь знала, что он недавно переехал, у него новая семья, я его приемная мама. Он стесняется при всех выражать мысли. Мне было бы важно, чтобы его понимали, слушали, были к нему бережны.

    Конечно! Именно для этого я приглашаю родителей «пошушукаться» — рассказать про особенности ребенка, про здоровье, сообщить вещи, которые могут повлиять на его поведение. Или если происходит что-то серьезное — например, умерла собака. Конечно, мне нужно об этом знать, я должна быть готова к любой ситуации.

    Обычно дети мне сами обо всем говорят. Иногда задним числом. Или друг про друга рассказывают, так им проще.

    Как вы понимаете сотрудничество между учителями и родителями?

    Мы соучастники процесса воспитания и обучения детей. В вопросах воспитания последнее слово остается за родителями: я никогда не буду настаивать на чем-то, если это идет вразрез с мнением мамы или папы. Обучением должны заниматься учителя. Если родители нам помогают, это замечательно. Любая ситуация разрешима, если есть понимание, что мы действуем вместе.

    Ребенок — третья сторона этого процесса. У нас как у соучастников есть и права, и обязанности. Но на бумаге это не зафиксировано. Школа — тонкое дело, как театр. Представьте: на спектакле вам вместо программки вручают листок с правами зрителя. В школе тоже нельзя все расписать. Сотрудничать в сложной ситуации непросто. Как это выглядит? Я как учитель или я как родитель могу не идти на конфронтацию, а отстраниться, остыть и подумать: может, все не совсем так, как мне кажется.

    Потому что люди разные. А двоим родителям разве легко сотрудничать, воспитывая ребенка?

    Из-за гордыни. У женщин она часто сосредоточена на детях. Послушайте, как они говорят: «Мой ребенок должен быть лучше всех», «Он должен играть на фортепиано, скрипке, должен получать пятерки», «Ему еще два года, а он уже знает буквы», «А у меня школу закончил в 16 лет». Матери гордятся своими детьми, и, в общем-то, им есть чем гордиться. Но они не готовы сотрудничать, потому что никого вокруг себя не слышат.

    В этом году я умоляла одну маму не отдавать сына в школу, он и пяти минут на месте усидеть не мог. Я говорила, что он своего еще не отыграл, что его нервная система не готова к нагрузкам. В ответ я услышала: «Что он, так и будет до десятого класса в игрушки играть?» Какое сотрудничество я могла ей предложить?

    Мне нет. Мой отец всегда считал, что учителя надо уважать, учитель всегда прав. А я ему говорю: трудно уважать того, кто тебя унижает. Учительница может быть хорошей матерью или женой, но когда она кричит на ребенка или стучит кулаком, ее надо простить, быть к ней снисходительным.

    Важно помочь детям увидеть в учителе человека. Такого, какой он есть. Вовремя рассказать им, что каждый может ошибиться, поступить плохо — и я, и ты, дружок, тоже.

    Профессия учителя была несколько переоценена. По объективным причинам. Для многих в 1950-е, допустим, годы учитель был единственным источником знаний. Люди жили в бараках, книжек дома не было, родители имели три класса образования.

    «Слово учителя — закон» — нет, это не так. Но родители, которые демонстрируют свое неуважение к учителям, просто дурно воспитаны

    Сейчас у нас есть другие источники информации, есть возможность сравнивать. Выяснилось, что педагоги — обычные люди, сами зачастую малообразованные, замотанные, слабые. Так что нельзя воспитывать в ребенке культ учителя! «Слово учителя — закон» — нет, это не так. Но родители, которые демонстрируют свое неуважение к учителям, просто дурно воспитаны.

    У нас на выпускном дети в этом году говорили: «Спасибо не только за ваши уроки, но и за наши разговоры на этих уроках про важное. За чай после уроков. За поездки. За походы». После того как очередной ребенок очередному учителю такое выдал, я директору говорю: «Вообще-то пора закрывать нашу контору. Физика благодарят за разговоры о лирике. Лирика — за разговоры о физике. Никто же не работает!»

    Они все в итоге всему выучатся. А вот по душам и по-братски — это очень важно.

    Хорошо вам говорить — в начальной-то школе.

    10 советов родителям от директора школы

    Во многих случаях проблем с учебой и плохим поведением ребенка можно избежать только за счет того, что родители будут соблюдать некоторые несложные правила.

    6 секретов счастливого брака из разных стран

    Все счастливые семьи похожи: они знают секреты гармоничного супружества. Так считает трэвел-журналист Джо Пиазза, объехавшая весь мир в поисках рецептов семейного счастья.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector